May 23rd, 2012

Забавно

Как я писал, жюри премии Политпросвет назвало шорт-лист, определенный без оглядки на чужие мнения, в соответствии с заранее объявленными правилами: http://politprosvet.org/.
Сам я не голосовал, а только помогал жюри работать. Поэтому могу высказываться свободно по поводу споров о принятых решениях.

Так вот. Когда затевалась премия ПолитПросвет, Алексей Венедиктов, входивший в жюри-2011, предложил провести ПАРАЛЛЕЛЬНОЕ народное голосование на сайте Эхо Москвы, да еще и с интригой - чтобы каждую неделю кандидат из длинного списка, набравший минимальное количество голосов, выбывал из дальнейшего розыгрыша. В итоге публика сравнит выбор слушателей Эха и выбор жюри. Отлично, подумали организаторы; будет как в большинстве традиционных премий - экспертное решение и альтернативное. В нынешнем году традицию продолжили - на сайте Эха Москвы велось свое голосование. Повторяю: ПАРАЛЛЕЛЬНОЕ. И с заранее понятными ограничениями. Потому что ясно, что если бы такое голосование велось на сайте Коммерсанта, в лидерах были бы Эггерт и Иноземцев, а не Пионтковский и Альбац. Если бы на сайте Эксперта - Привалов и Шпилькин. Что нормально и естественно.

И все шло своим чередом - второй, подчеркиваю, год подряд. Как вдруг А. Н. Илларионов, на секунду отвлекшись от борьбы с гайдаровским мифом, кропотливо подсчитал проценты в голосовании на Эхе, сравнил их с процентами финалистов ПолитПросвета и обличил организаторов во лжи: они изгнали победителя народного голосования Пионтковского из итогового списка! Цитирую: "Это первостепенная проблема - нарушение собственных правил, публичных обязательств, в целом разрушение права - не только силовиками, но и сислибами." Тут же возбудился Г. К. Каспаров, сайт которого и выдвигал Пионтковского; подтасовка, цензура, чуровщина.

Если бы это была просто суровая критика - жюри на мыло, дают не пойми кому, а кому пойми не дают, это было бы естественно; не бывает решений жюри, которые устраивают всех. Но речь о другом. Будто бы ПолитПросвет пообещал составить шорт-лист из публицистов, выбранных слушателями Эха. И обманул.

Где Илларионов и Каспаров нашли "публичные обязательства" и "нарушение собственных правил"; с чего А. Н. Илларионов взял, что ПАРАЛЛЕЛЬНОЕ голосование на сайте Эха есть публично заявленный референдум, обязательный для жюри - я не знаю; видимо, на сайт премии ему сходить было некогда, взглянуть на публично объявленные правила тем более.

Но есть в этом и моя личная ошибка. Я не догадался, что бывают прогрессивные борцы за все светлое и чистое, которые просто никогда не сталкивались с премиальным механизмом и не следили за литературными, киношными, театральными премиями. Потому что это им не очень интересно. А интересных им публицистических премий до ПолитПросвета практически не было. Если бы я догадался, что имеются вполне серьезные люди, не знающие, что такое приз зрительских симпатий и народное голосование (см. сайт Большой Книги, ср. Каннский фестиваль), которое практически никогда не совпадает с решением профессионального жюри, как решение клуба кинокритиков ФИПРЕСИ никогда не совпадает ни с тем, ни с другим, - я бы обязательно дал подробное разъяснение. Рассказал бы, что это мировая многолетняя традиция, позволяющая дать сложную, объемную картину предпочтений. Но мне такое в голову не приходило.
Каюсь.