arkhangelsky (arkhangelsky) wrote,
arkhangelsky
arkhangelsky

Чем страны живы. Новая колонка в РИА


В эти выходные в Подмосковье проходила очередная сессия СВОПа - Совета по внешней и оборонной политике. Есть такая общественная организация; в ней состоят и либералы, и консерваторы, и националисты, и космополиты, и борцы с кровавыми чекистами, и бывшие генералы ФСБ/СВР, и закаленные антисоветчики, и руководители советских делегаций на переговорах по разоружению, чья логика с тех пор не изменилась: ни шагу назад. Очень полезное устройство. В любом здоровом социуме (по крайней мере, мечтающем о выздоровлении) должны быть нейтральные площадки, где не свои говорят со своими, а все должны выслушать всех. Условие простое: лишь бы человек был серьезный и внятный.

 

На сессии много чего обсуждали, но особо запомнились три выступления.

Действующий министр иностранных дел заявил, что невозможно допустить еще один фальстарт в перезапуске отношений с США; не исключил того, что диалог с НАТО усилится; едва ли не впервые публично признал, что на территории СНГ у Запада тоже могут быть свои интересы, лишь бы они не противоречили интересам эсэнгэшных стран.

И в этом была своя логика. Логика осторожного компромисса ради выживания в условиях случившегося кризиса.

Бывший замминистра обороны четко и твердо рисовал схему ракетной защиты России. Объяснял, почему США являются реальной целью нашей «оборонной инициативы», а Китай (пока) условной. Просчитывал уровень необходимой достаточности, который явно превосходит нынешний. Убедительно доказывал, что ежели с нами до сих пор хоть в чем-то считаются, то лишь благодаря потенциальной угрозе, которую мы представляем для Америки.

И тут была своя логика. Хотя кто-то из экспертов проворчал: чтобы этот план реализовать, надо увеличить бюджет Минобороны как минимум в три раза. Но даже если так (предположим; своих суждений на сей счет у нас нет и быть не может), что с того? Бывают ситуации, когда приходится затягивать пояса - ради самосохранения; случаются положения, из которых выход лишь через ракету «Булава», но возникают и расклады, при которых на ракете «Булава» запросто можно улететь в банкротство. Вопрос лишь в том, каковы реальные угрозы для страны, во имя чего она должна пожертвовать значительной частью своего благополучия. И правда ли, что без этого никак не обойтись.

А выдающийся демограф, в свою очередь, описывал ближайшую перспективу роста численности азиатского населения; говорил о том, что планета в 21 веке будет прирастать за счет Пакистана, Бангладеш, отчасти - Индии. Они и так населены невероятно плотно, а станут еще плотнее; это породит колоссальные проблемы для всех - в том числе и для нас. Борьба за территории, войны за воду и ресурсы окажутся реальностью очень скоро. Имеем ли мы право при таком положении вещей обращать внимание на второстепенные трения с Америкой? Рассматривать ее не как союзника, а как геополитического противника? Или настоящая угроза сквозит из других щелей, и заткнуть их можно только вместе с Западом?

И тут, несомненно, логика была. Еще какая. Хотя демографу и возражали, что в одиночку двигаться навстречу США нельзя, а желания противной стороны идти на компромисс не было видно. Было видно другое желание - ломать об колено. (Каковы при этом были желания наших политиков, лучше спросить у них.)
Но хорошо было старому раввину в анекдоте всем отвечать: «ты прав», «и ты прав», «и ты тоже права, женщина». А как быть политическому практику, со всех сторон зажатому проблемами? Практику, которому военные (причем умные, не похожие на дундуковатых позднесоветских генералов) доказательно разъясняют жизненную необходимость технологического перевооружения, пусть и ценой усекновения расходов на образование, культуру, социальную сферу - всех этих бюджетных изгоев. Демографы не менее доказательно демонстрируют карту планетарных вызовов, которые предполагают экономию на амбициозной обороне и разворот к союзническим (читай: не до конца равноправным, потому что удельный вес экономик несопоставим) отношениям со Штатами. А дипломаты осторожно прикрывают тылы, но молчаливо, взглядом, вопрошают: а какова же наша долгосрочная политика? Подо что, под какую стратегическую задачу, нам придумывать наши тактические словеса, плести из них дипломатические кружева?

 

Совместить все со всем не удастся. В отличие от ассамблеи СВОП, в практической политике овцы и козлища не могут быть примирены и с одинаковым радушием услышаны; кто-то неизбежно будет чувствовать себя лишенцем. Быть может, единственно возможный вариант принятия здравых решений - это учет интересов - нет, не военных, не правозащитников, не дипломатов, не ученых и не образованцев, а наших детей. В каком мире они должны жить? По каким из наших счетов расплачиваться? Какие дивиденды получать? От ответа на этот ключевой вопрос (а не от расклада наличных сил и не от взаимных амбиций западных и восточных лидеров) зависит то, сколько ракет и шахт нам нужно, какой бюджет выделять министерству обороны, какой - министерству образования. Если мы исходим из того, что детям нашим все равно придется враждовать с Америкой, как детям, рожденным в десятые-двадцатые годы 20 века, было неизбежно суждено враждовать с гитлеризмом, то мы должны уже сейчас начать вражду. Не обращая внимания на издержки. Если же мы уверены, что им угрожает нечто иное, предполагающее союз именно с Западом, при всех его недостатках, то нужно переступать через свои неприязни, и заключать стратегический альянс во имя детей. А дальше - двигаться, лавируя, идя на компромиссы, отступая от заявленных целей и возвращаясь к ним. Но главное, понимая четко - куда и во имя чего?

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments